Новини
Колонка автора

Петро КОБЕВКО, журналіст:

На Буковині почалося розхитування соціально-політичної ситуації На Буковині почалося розхитування соціально-політичної ситуаціїПершими почали румуни разом з партією «Опозиційний блок». Лідери громадських організацій румунів разом з опоблоківцями 17 жовтня організували пікет проти закону України «Про освіту».

Ігор БУРКУТ, політолог:

ПРИВАБЛЮВАТИ, А НЕ ВІДШТОВХУВАТИ ПРИВАБЛЮВАТИ, А НЕ ВІДШТОВХУВАТИ
На четвертому році війни наші законодавці, нарешті, визнали Росію окупантом на Донбасі й проголосили мету нашої держави у цій війні: реінтеграцію окупованих територій. Але повернути їх до складу України дуже непросто, і не лише через спротив окупанта і різні хитрощі Мінських домовленостей. Необхідно, щоб населення окупованих районів Донецької і Луганської областей само хотіло жити в Україні, а не в Росії чи штучних "народних республіках". Для цього ж Україна має бути привабливою для мешканців сучасних ОРДЛО, а з цим існує багато проблем.

Ігор БУРКУТ, політолог:

ВІЙНА НЕ ЛИШЕ НА ФРОНТІ ВІЙНА НЕ ЛИШЕ НА ФРОНТІДнями українські правоохоронці затримали організовану злочинну групу, яка в інтересах противника здійснила в 2016-2017 рр. низку провокацій в різних областях України з метою збільшення напруги у відносинах нашої країни з Ізраїлем, Польщею та Угорщиною, а також залякування українських громадян терористичними актами. Її члени "відзначилися" минулого року навіть у Чернівцях, залишивши антисемітський напис на стіні синагоги.
Реклама
ЧАС у соцмережах

ОПИТУВАННЯ
Чи підримуєте ви АТО?
Так
Ні
Утримуюсь
Що, Де, Коли
у приміщенні Лабораторії культури (вул. Якоба фон Петровича,2/ Український народний дім) відбудеться заняття з правил дорожнього руху та безпечної їзди по місту. Приєднуйтесь до занять та дізнавайтесь як можна легко, швидко та безпечно пересуватись по нашому місту на велосипеді.

в ТЦ «Проспект» 2 поверх «Зелена книгарня» відбудуться чергові читання для діток «Почитай дитині казку». Цього разу пластуни обрали цікаву історію від української письменниці Галини Вдовиченко «36 і 6 котів».
пл. Центральна 7, ІІ поверх конференц зал ЧНТЕІ (Чернівецький національний торгівельно-економічний інститут) відбудеться круглий стіл на тему: «Корупція у повсякденному житті українців: За що даємо хабарі? Кому і чому?
Питання до розгляду та обговорення:
в Будинку естетики та дозвілля (вул. Шепетівська, 5) відбудеться Talk-лекторій у форматі 15х4.

Лектори
7 листопада о 19.00


Календар
«    Жовтень 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбНд
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Партнери

Віталій Клічко розповідає про свого батька

26-07-2011, 10:01 / Коментарів: 0
Віталій Клічко розповідає про свого батька Нынешний июль — особый месяц для семьи Кличко. 2 июля Владимир после победы над Дэвидом Хэем полностью укомплектовал уникальную семейную коллекцию — теперь Доктору Железному Кулаку и Доктору Стальному Молоту принадлежат чемпионские пояса самых престижных боксерских организаций — WBA, WBO, WBC и IBF. 19-го Виталию исполняется 40 лет, и между этими счастливыми датами вклинилась тяжелая утрата — 13-го не стало Владимира Родионовича Кличко. Отцу выдающихся спортсменов — авиатору, завершившему армейскую карьеру военным атташе Украины в Германии в звании генерал-майора, — было только 64 года...

«У НАС В СЕМЬЕ БЫЛА АРМИЯ — СТРОГАЯ ДИСЦИПЛИНА И ПОДОТЧЕТНОСТЬ»

— Виталий, примите искренние соболезнования...

— Очень больно, когда уходит близкий человек, с которым существует неразрывная эмоциональная связь, от кото­рого зависело твое появление на свет, да и вся жизнь. Чувствуешь, что теряешь часть себя...

Отец был самым большим нашим болельщиком и поклонником, очень радовался нашим победам. Мы с Владимиром находились за полшага до свершения нашей мечты, когда приговор врачей не оставил папе надежды. Ни Володя, ни он об этом не знали. Отца, который чувствовал себя уже очень плохо, мама и я просили об одном: чтобы он дер­жался. Боролись за каждый день, каждый час, выигрывали время.

Накануне поединка врачи сделали большую ошибку, сказав: «Владимир Родионович, мы так переживаем, что при­дем смотреть бой Кличко с Хэем в вашу палату». Отец воспротивился, объявив нам с мамой: «Не хочу, чтобы они мне мешали!». С разрешения лечащего врача на тот вечер мы втихаря забрали папу — он увидел трансляцию дома, был ужасно рад и горд, что мы смогли осуществить нашу мечту.

К большому сожалению, таков закон жизни: рождение идет рядом со смертью. Однако главное — то, что помещает­ся в промежутке между двумя датами на памятниках. Несколько лет назад отец по этому поводу шутил: «Деревьев я посадил столько, что, наверное, не сад, а целый лес получится. Домов много построил (первая папина профессия — инженер авиационно-технического оборудования, он возводил аэродромы). И таких сыновей воспитал!». Был счастлив: миссию свою выполнил. Безумно жаль, что он ушел так рано...
Володя и Виталик с родителями — Владимиром Родионовичем и Надеждой Ульяновной. «Строевым шагом мы с братом не ходили, но рапорты сдавали ежедневно»


— На премьере документальной ленты «Кличко» (Klitschko) в Нью-Йорке вашему отцу аплодировали стоя, когда узнали, что Владимир Родионович — ликвидатор аварии на ЧАЭС. 25 лет назад он прибыл на разру­шенную станцию буквально на следующий день после катастрофы. Хотя, если вспом­нить, что ваш брат родился в Семипалатин­ске, наверное, не лучшим образом на здоровье сказалась и близость Семипалатин­ского ядерного полигона...

— Когда три года назад папе поставили онкологи­ческий диагноз, врачи сообщили: эта форма рака в 99 процентах случаев развивается в результате облучения организма.

— Владимир Родионович не скрывал от вас, что происходило в Чернобыле на самом де­ле?

— Конечно, рассказывал, причем сразу. Букваль­но на второй день объяснил: произошла серьез­ная авария. Строго-настрого наказал нам мыть ру­ки, как можно меньше находиться на улице, не от­крывать окна. Помню, пришел злой, чертыхался — в военной части не работал ни один дозиметр.

Недавно немцы просто убили меня вопросом, который опять стал очень актуальным после аварии на АЭС в Фукуси­ме: «Существует ли в Украине общественное движение против ядерных программ, выходят ли люди с протестами на улицу в стране, которая больше всего пострадала от радиации?». Увы, я не смог им ответить...

— Храните ли хоть один из самолетиков, который отец мастерил для вас из топливных баков?

— Не для меня, а для детского сада, куда я ходил, — в Николаевке под Капчагаем (недалеко от Алма-Аты). Игруш­ки были не маленькие — длиной под четыре метра. Из четырех таких баков, переделанных под самолеты, в части у отца собрали карусель, установили на детской площадке, и я, которому было, наверное, чуть больше трех лет, хвас­тал: «Это мой папа привез!».

— Кажется, в этом возрасте вы, играя с заводным плюшевым медвежонком, вдохнули ключик — желез­ка попала в дыхательные пути. Даже читать об этом страшно. Насколько понимаю, обошлось без опе­рации?

— «Скорой помощи» в гарнизоне не было. Слава Богу, соседка, оказавшаяся рядом с мамой, не растерялась. Пони­мая, что вариантов не много, рискнула засунуть мне руку в рот и буквально вырвала ключик — с кровью.


«СЧИТАЮ, ЧТО ДЕТЕЙ НУЖНО ДОВЕСТИ ДО ОПРЕДЕЛЕННОГО ЭТАПА, А ПОТОМ ПРОСТО НЕ МЕШАТЬ ИМ ЖИТЬ»

— Видела официальный трейлер фильма Klitschko. Трогает до слез телефонный разговор Надежды Уль­яновны с Володей, стоящим у ринга: «Мамуля...». — «Ты что-то забыл сказать?». — «Я тебя люблю»...

— Никто из нашей семьи не стесняется говорить вслух, что мы друг друга любим.

— Принято считать военных суховатыми, даже жесткими с близкими...
«Бокс — это не драка, а искусство»


— Строевым шагом мы с братом не ходили, но рапорты сдавали регулярно. У нас в семье была армия — строгая дисциплина и подотчетность.

— Все решения единолично принимал глава семьи?

— Нет, решали за него. У военных выбор небольшой: они выбирают один раз — Родине служить. Потом их просто ставят перед фактом. Сейчас, возможно, общество стало бо­лее демократичным, а в советские времена дискуссий не было: дан приказ ему на За­пад. Или на Восток....

Отец приезжал домой, собирал тревожный чемоданчик, в котором имелось все на пер­вый случай, говорил: «Извини, милая, меня переводят на новое место службы — за три тысячи километров. Доберусь — отпишусь». Уезжал, а через некоторое время приходи­ло сообщение, где он находится. Мама паковала вещи, отправляла мебель контейне­ром, собирала нас. Мы ехали даже не по адресу — по номеру очередной военной части (за время учебы я поменял пять школ, из которых меня, конечно, не за плохие оценки выгоняли).

Однажды отец, тогда еще майор, пришел домой и сказал, что его распределяют за Урал командиром полка. Практически одновременно появилась возможность поехать на родину, в Украину, — однако нужно было согласиться на понижение: капитанская должность, оклад намного меньше прежнего. Конечно, нет солдата, не мечтающего стать генералом, и офицера, который бы не стремился продвигаться по служебной лес­тнице. Тогда отец и принял решение вопреки карьерному росту...

— ...судьбоносное...

— Кто знает, если бы не оно, занимались бы мы с братом боксом или нет...

— Не подсчитывали, сколько Виталиков и Вов названо в вашу с братом честь?

— О таких случаях мне и говорили, и письма писали, но самолюбию они не льстят. Другое дело, когда человек бли­зок, как мне — Макс Шмелинг. Мой младший сын родился через два месяца после ухода легендарного немецкого боксера, я назвал малыша Максимом в честь своего кумира в спорте и в жизни.

— Как вам удалось так точно подгадать с возрастом сыновей: у Егора с Максом разница в пять лет, как и у вас с Владимиром...

— Совпало красиво, но совершенно случайно.

— Своих ребят и дочь воспитываете по семейной традиции — системно и строго?

— Мне бы еще их почаще видеть...

— Значит, вся ответственность лежит на «профессиональной жене профессионального боксера», как называют Наталью в вашей команде?

— Наверное, я плохой отец, потому что много времени приходится бывать далеко от дома, семьи. Но каждую свобод­ную минуту стараюсь проводить с детьми. Самое главное — дать им толчок в жизни, хорошее воспитание и образо­вание, формирующие характер, приоритеты, ценности. Считаю, что нужно довести Егора, Лизу и Макса до опреде­ленного этапа, а потом просто не мешать жить.


«ШРАМЫ УКРАШАЮТ МУЖЧИНУ — В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН МНЕНИЕ У МЕНЯ ДРУГОЕ»

— Исполком МОК официально включил в программу Олимпийских игр-2012 в Лондоне женский бокс. Как поступите, если однажды Елизавета-Виктория заявит: «Папа, я собираюсь выйти в ринг, как Лейла Али, Фрида Форман, Джеки Фрейзер-Лайд»? Пример дочерей Мохаммеда Али, Джорджа Формана, Джо Фрей­зера заразителен...

— Не пугайте меня! Еще согласился, чтобы она играла в футбол, хотя и он не для женщин. Но есть виды спорта, в ко­торых проявляются внутренние качества, заложенные в тебе природно: воля к победе, умение терпеть боль, твер­дость характера. Конечно, эмансипация делает свое дело — сегодня возможно все. Одно могу сказать (и я много раз это подчеркивал): шрамы украшают мужчину — в отношении женщин мнение у меня другое.
«Самой большой ошибкой было бы недооценить своего соперника и переоценить себя». Бой с Шенноном Бриггсом в октябре 2010 года за титул WBC окончился победой Виталия Кличко


— Значит, при случае Лиза услышит от вас только «нет»?

— Не могу категорически запретить, но и в страшном сне такое не приснится. Конечно же, если дочь захочет, мне ничего не останет­ся, как принять ее выбор. Впрочем, буду стараться, чтобы этого не произошло.

— В интервью Дмитрию Гордону вы упомянули, что перед боем стараетесь часа полтора поспать. Лиза родилась в но­ябре 2002 года, буквально за пару часов до вашего сраже­ния с Ларри Дональдом. Дремать, понятное дело, не приш­лось, а в ринге такое волнение, пусть и очень радостное, сосредоточиться не мешало?

— Наоборот, помогло. Я был на подъеме, хотя понимал: Дональд — очень сильный соперник, прежде ни одного поединка не проиг­рывавший. Тогда же он не просто проиграл — мне удалось его но­каутировать.

— Приходилось слышать: мол, Кличко показывают интелли­гентный бокс, а народ требует крови...

— Бокс не драка, а искусство, если хотите. В том числе искусство не пропускать удары. В профессиональном боксе самое главное — нокаут.

Достаточно посмотреть статистику поединков братьев Кличко, завершенных нокаутами, и все станет понятно. (Еще в 1999 году в Книгу рекордов Гиннесса было занесено имя Виталия Кличко как первого чемпиона мира по боксу в су­пертяжелом весе, который выиграл нокаутом 26 поединков, затратив на это наименьшее количество раундов. Даже фамилия братьев в переводе с немецкого языка означает «нокаутирующий удар». — Авт.).

Недавно я где-то прочел: «Какая же это битва, если один падает, встает, другой падает, встает — уже на жилах, с выбитыми зубами, сломанным носом, и выигрывает?!». Думаю, тем, кто хочет видеть мордобитие, стоит смотреть рес­тлинг. Мы же стараемся раскрутить соперника, даем ему возможность совершить ошибки, потом за них наказываем. Бокс больше схож с игрой в шахматы, связан со стратегией, а не простым обменом ударов.

— Вы с Владимиром действительно решили помериться силами с четырехкратным чемпионом мира по ММА в тяжелом весе по версии Pride FC, двукратным — по версии Rings, трехкратным — по версии WAMMA Федором Емельяненко?

— Когда на пресс-конференции мне задали вопрос, возможен ли такой бой, я для интриги сказал: «Какая хорошая идея, давайте над ней подумаем».
Владимир, Надежда Ульяновна, Владимир Родионович и Виталий с супругой Натальей. «Никто из нашей семьи не стесняется говорить вслух, что мы любим друг друга»


— Тренер Емельяненко Алек­сандр Мичков заявил: «По правилам смешанных едино­борств шансов у братьев нет. По правилам бокса шансов нет у Федора»...

— А я отшучиваюсь: если чемпи­он мира по боксу состязается с чемпионом мира по борьбе, побе­дит чемпион мира по пулевой стрельбе.

— До вашего боя с Адамеком остается чуть больше меся­ца. Томаш закрылся в своем лагере в горах Пенсильвании не только от вас, но и от жур­налистов. Так боится?

— Если вы спросите первого встречного на улице: «Кто выиг­рает во Вроцлаве 10 сентября?», он, скорее всего, ответит: «Конеч­но, Кличко». Но разве кто-то мог предсказать исход боя Тайсона с Джеймсом Бастером Дугласом, ко­торый Железный Майк проиграл, тогда еще будучи на взлете? Или что Корри Сандерс вдруг нокаутирует Владимира Кличко? Все были готовы руку дать на отсечение, что такого не произойдет, но ведь случилось...

Не секрет, что я не самый молодой боксер. Моя профессиональная карьера близится к завершению, но у меня есть мечта — уйти непобежденным. Твердо могу утверждать: пока ни одного поединка я не проиграл. Два боя в моем пос­лужном списке — против Криса Берда и Леннокса Льюиса — я выигрывал по очкам. В обоих случаях только травма остановила меня, не дала возможности продолжать борьбу.

Самой большой ошибкой было бы недооценить своего соперника и переоценить себя. Стараюсь не ошибаться, поэ­тому к каждому поединку готовлюсь, как к последнему, отдаюсь ему полностью.

— Вам с Томашем Адамеком предстоит помериться силами на его родине, в Польше. Если энергетика за­ла — не миф, намного ли она осложняет ситуацию?

— Я боксировал в Великобритании против британца, в Соединенных Штатах — против американца. И выигрывал. В Германии мы с Владимиром встречались в ринге с немцами, побеждая их. Как советовал один мой товарищ: «Не за­морачивайся».

Самое главное не как тебя встречают, когда ты идешь в ринг. Намного важнее, как тебя провожают, когда идешь из ринга. Имеют значение не национальность или цвет кожи — только твои профессиональные качества, которые привлекают зрителей. Должное отдают сильнейшему.


«ЛУЧШЕ ОСТАВАТЬСЯ СОБОЙ — ЛЮДИ БОЛЬШЕ ВСЕГО ЭТО ЦЕНЯТ»

— Недавно немецкий таблоид Bild опубликовал забавные сведения: 15 лет назад вам с Володей промоу­теры предлагали стать Вилли и Вольдемаром Кличманнами. Это шутка?

— Я не знаю, кто такое придумал. С сотрудниками мы встречались много раз. Редактор этого популярного издания даже сказал нам: мол, ребята, вы такие классные, но слишком белые и пушистые. Про вас же писать нечего: уши не отгрызаете, как Тайсон Холифилду, никого не насилуете... «Известно, что скандал — лучшая сенсация, но ни на од­ном скандале мы вас поймать не можем, поэтому приходится подключать воображение», — признался нам тогда жур­налист...

Если твой паспорт, например, станет не красным, а синим, ты сам не изменишься, хотя в отношении к тебе поменять­ся может многое. Лучше оставаться самим собой — мне кажется, люди больше всего это ценят.

— Когда в Киеве, да и по всей стране, можно будет увидеть фильм Klitschko, украинская премьера кото­рого состоялась на нынешнем Одесском международном кинофестивале?

— О Кличко было так много снято, что когда Себастьян Денхардт обратился к нам с идеей сделать фильм, я сказал: «Нет. Сколько можно, дайте отдохнуть». Иногда устаешь от камер: они сопровождают на соревнованиях и сборах, кто-то даже пытается залезть в личную жизнь, которую мы стараемся не делать публичной. Потом я поинтересовал­ся в интернете, позвонил друзьям и узнал, кто такой Денхардт...

— ...обладатель международной премии «Эмми», автор документальной ленты «Сталинград: подлинная история»...

— Более того, я купил «Сталинград», посмотрел — это очень серьезный мастер кино, один из лучших в Германии. Мы продолжили общение, Себастьян нас убедил — камера сопровождала меня и Владимира больше двух лет...

На премьере этой ленты 112 минут экранного времени пролетели для меня, как миг. Я смотрел фильм раз шесть или семь, причем не на компьютере, где нет того эффекта, а в кинотеатрах. Заходил в зал уже после того, как гасили свет, натянув низко на лоб кепку-блайзер, чтобы меня никто не узнал (соседи по ряду не догадывались — рядом си­дит один из главных героев).

Какие-то отрывки я видел впервые. Денхардту удалось настолько закрутить сюжет, что там есть все: драма, экшн, фрагменты триллера. Во время самых жестких сцен большинство зрителей закрывает глаза руками.

Фильм был представлен в Нью-Йорке на Tribeca Film Festival (ежегодном кинофестивале, организованном Робертом Де Ниро) и высоко оценен кинокритикой. Его купили более 600 кинотеатров в Германии и около четырех тысяч — в США.

Сейчас мы сделали войсовер — закадровый перевод на русский. Надеюсь, лента вызовет большой резонанс, отве­тит на многие вопросы, будет интересна даже людям, абсолютно равнодушным к спорту и не имеющим понятия, кто такие Кличко. Ведь она не про бокс, не о Виталии и Владимире. Это колоссальная история о двух мальчишках, кото­рые мечтали. Вернее, не просто мечтали, а старались, несмотря на преграды, воплотить свои мечты в реальность.

— Вы, лидер партии «УДАР», глава фракции партии «УДАР Виталия Кличко» в Киевраде, Герой Украины, как-то признались: хотите, чтобы ваше имя осталось на карте Киева. Улицу себе уже приглядели?

— Я же не говорил — при жизни...

— Тем не менее какая-нибудь имеется на примете? Та, где сердце всякий раз екает...

— Никогда не думал над этим...

— Назовите хоть район...

— Это абстрактная мечта, так что дислокация значения не имеет.
Джерело Бульвар
СХОЖІ НОВИНИ:
Додати коментар
Ім'я:*
Напівжирний Нахилений текст Підкреслений текст Перекреслений текст | Вирівнювання по лівому краю По центру Вирівнювання по правому краю | Вставка смайликів Вибір кольору | Прихований текст Вставка цитати Перетворити вибраний текст з транслітерації в кирилицю Вставка спойлера
Введіть код: *
comments powered by Disqus
Loading...
© 2002 - 2013, всі права захищені. Використання (повне чи часткове) матеріалів, що розміщені на сайті, дозволяється за умови розміщення посилання (для інтернет-видань - гіперпосилання) на chas.cv.uа в першому або другому абзаці, відкрите для індексування. Чернівецька газета "ЧАС"